Поиск в архиве
  Введите ключевое слово
   
  Введите номер выпуска,
  начиная с 645
   
 Разделы
   Авто и транспорт
   Афиша
   В минуту отдыха
   В мире животных
   В нашей общине
   Все для дома
   Дети
   Историческое наследие
   Калейдоскоп
   Красота и внешность
   Культура и искусство
   Литература
   Медицина и здоровье
   Наука и технологии
   Недвижимость
   Образование
   Путешествия
   События и происшествия
   Спорт
   Экономика и финансы
Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.
Nash Toronto, Russian information portal, Toronto, Russian newspaper, Russian Toronto, Russian classified, Russian business, русский информационный портал, наш Торонто, Торонто, бесплатные объявления
Победить систему чтением
Алексей Викторов
Она первой нашла и перевела на русский «Маленького принца» Сент-Экзюпери, «Постороннего» Камю и «Убить пересмешника» Харпер Ли. Потом были книги Брэдбери, Сэлинджера и Шекли. Своими переводами Нора Галь, виртуозно владевшая словом, почти полвека уводила жителей СССР в миры фантазий и свободы.

То, что будущее Элеоноры будет связано с литературой, не сомневался никто. Девочка из интеллигентной семьи была увлечена книгами с ранних лет: в 13 лет на страницах советских журналов стали появляться ее первые стихотворения, в 23 года – ее первая проза. Правда, стихи ругали за «душевность», несвойственную той эпохе, а прозу отчитывали за «излишнюю интеллигентность». Впрочем, ни одно из этих обстоятельств Нору не тревожило – писала она в первую очередь для себя и своих близких.

Путь к славе Норы Галь начался с первого перевода «Маленького принца» Сент-Экзюпери. Его опубликовали в журнале «Москва» в 1959 году, и текст сразу разошелся на цитаты: «все взрослые сначала были детьми, только мало кто из них об этом помнит», «ты навсегда в ответе за всех, кого приручил», «самое главное – то, чего не увидишь глазами». В краткости и емкости этих фраз – заслуга переводчика, ничуть не меньшая, чем заслуга самого Сент-Экзюпери. Наследники французского писателя до сих пор считают перевод Норы Галь эталонным – отмечают юбилеи с его первой публикации и требуют, чтобы спектакль «Маленький принц» на русском языке ставили в театрах только по нему.

В своих воспоминаниях Нора Галь писала: «Вот уже больше полувека в моей жизни и работе светит звезда Антуана де Сент-Экзюпери. Мне посчастливилось, я узнала это имя еще летом 1939 года, когда взяла в руки томик Terre des Hommes, только что вышедший на французском языке. Тогда я и не подозревала, что много позже переведу эту повесть на русский. Мне надо было написать о ней две-три странички для журнала “Интернациональная литература”, который рассказывал советским читателям о книгах, изданных за рубежом. Наверно, в ту пору у меня попросту не хватало жизненного опыта, чтобы вполне постичь и оценить все грани и философскую глубину этой небольшой книжки. Но она меня околдовала мгновенно. Прямо за душу брали и мужество летчика, и зоркость художника, и доброта, мудрость, высокая человечность Человека. Тут началось гитлеровское вторжение во Францию, журнал стал рассказывать уже не о книгах страны ­– о ее трагедии, и рецензия моя не увидела света. Но “Планета людей” запомнилась с тех пор – и навсегда. А 20 лет спустя в доме моего давнего и лучшего друга – писательницы Фриды Вигдоровой – ко мне подбежала ее младшая дочь с тоненькой книжкой в руках: “Смотрите, какая сказка!” Знакомая преподавательница принесла книжку, изданную у нас по-французски для студентов. Так я познакомилась с “Маленьким принцем”. Я умолила ненадолго оставить мне книжку – и залпом, не отрываясь, перевела ее. Перевела для себя, для самых близких друзей, вовсе не думая о печати. Но Фрида Вигдорова предложила сказку редакциям журналов. Приняли ее не сразу, но всё же в августе 1959-го со страниц журнала “Москва” Маленький принц впервые заговорил с нашими читателями по-русски».

С легкой руки Норы Галь по-русски также заговорили герои книг Арагона, Камю, Моэма, Лондона, По, Диккенса, Драйзера, О’Генри, Брэдбери, Сэлинджера, Азимова и многих других зарубежных авторов.

Элеонора Яковлевна Гальперина родилась в Одессе в семье врача Якова Исааковича Гальперина и юриста Фредерики Александровны Гальпериной. Ее назвали Элеонорой – в честь прадеда Леона Рисса. Но под влиянием пьесы Ибсена «Кукольный дом» для всех домашних Элеонора превратилась в Нору – так звали главную героиню произведения. Отец был потомственным врачом – дед Норы прошел Крымскую кампанию и, как и Пирогов, помогал солдатам прямо на поле боя, за что и получил «крест на шею». «Вероятно, проявил нешуточную храбрость и самоотверженность, если дали ему, притом не православному, столь высокую по тем временам награду, – рассказывала о деде Нора Галь. – И потом, уже старик, сам отнюдь не богатырского здоровья, он, днем ли, ночью ли, в любую непогодь шел к больным… с неимущих денег не брал, и за гробом его шла вся городская беднота».

Отец же Норы делил все тяготы с солдатами во время Первой мировой войны, а в конце жизни «разъезжал по неласковому Красноярскому краю и, как всю жизнь, лечил людей, по первому зову приходил на помощь». Отца Норы арестовывали с 1937 года три раза. Но каким-то чудом дочери «врага народа» удалось не попасть в зловещий поток репрессий, закончить институт и защитить диссертацию. Возможно, «снисхождение» было связано с тем, что родители расстались практически сразу после переезда в Москву в середине 20-х годов. Нора тогда еще училась в школе. Говорят, именно в столичной школе она и получила прозвище Галь – одноклассники просто обрезали фамилию для удобства общения. Ну а спустя годы сложив Нору и Галь Элеонора получила свой знаменитый псевдоним.

Завершив школьное обучение в 1929 году, Нора поступила в институт лишь в 1932-м. За эти годы она успела пройти вступительные экзамены 17 раз – в МГУ, в МГПИ и целом ряде других институтов. Но преимущества при поступлении получали выходцы из рабочих и крестьянских семей, Норе же, несмотря на отличный результат, предлагали попробовать удачу в следующий раз. Характер девушки в конечном итоге был вознагражден –Нора стала студенткой редакционно-издательского института. Впрочем, просуществовал институт недолго – после его закрытия Нора перевелась на факультет языка и литературы Московского государственного педагогического института им. Ленина. Здесь она и защитила кандидатскую диссертацию, посвященную творчеству Артюра Рембо.

Там же, в институте зародилась многолетняя дружба с правозащитником Фридой Вигдоровой и взаимная любовь с литературоведом Борисом Кузьминым, ставшим ее мужем. К сожалению, семейное счастье было недолгим – Борис Кузьмин погиб на фронте. Оставшись с пятилетней дочерью на руках, Нора Галь окунулась в работу. Активно печататься она начала еще в конце 30-х, освещая в рецензионных статьях не переведенные в СССР новинки французской литературы: Нора Гальперина была профессиональным переводчиком с французского языка.

В 1942-м книги из оккупированной Франции приходить перестали, пришлось перестраиваться. Нора Галь, работавшая тогда в отделе критики «Интернациональной литературы», так вспоминала об этом: «В 1942-м я уже не могла, как прежде, рассказывать читателям о новинках французской литературы. И однажды редактор сказал мне: раз мы получаем только англичан да американцев, займитесь-ка английским! И дал новинку, изданный в самом начале 1942-го роман о войне – Невил Шют, “Крысолов”, потребовав прочесть и отрецензировать его. Легко сказать – прочтите! Об английском я понятия не имела. Но, работая по восемнадцать часов в сутки, что тогда было не в диковинку, и не вылезая из словаря, я за две недели эти 315 английских страниц прочла и перевела. Такое оказалось обучение языку».

Этот роман и стал первым в переводческой карьере Норы Галь. Правда, по идеологическим мотивам – уж больно человечным получился главный герой-англичанин – роман был опубликован лишь спустя более 40 лет, но именно с него началась работа над художественными переводами, которым Нора полностью посвятила себя с 1948 года. В ее переводах вышли произведения авторов разных стран: Австралии, Бельгии, Великобритании, Ирландии, Новой Зеландии, США и Франции. Но особое место в их списке, несомненно, всегда отводилось близкому по духу Сент-Экзюпери.

А вот главной собственной книгой Норы Галь стало «Слово живое и мертвое». В этой книге Нора поделилась всем своим опытом в области редакторского мастерства и искусства перевода. Материал для книги переводчица собирала более 20 лет. После выхода первого издания текст ею все равно постоянно дорабатывался. В итоге еще при жизни Галь «Слово живое и мертвое» выдержало три переиздания, каждое из которых вносило неоценимый вклад в борьбу за чистоту русского языка. Еще шесть переизданий увидели свет после ее смерти – книга стала важнейшим пособием для тех, кто работает со словом, ведь Нора Галь просто «не умела плохо писать по-русски», как порой отвечала она тем, кто пытался править ее тексты по своему вкусу.

Она скончалась в 1991 году в возрасте 79 лет. В память о замечательном переводчике, критике, литературоведе и теоретике жанра художественного перевода учреждена ежегодная премия ее имени за перевод рассказа с английского языка.

jewish.ru
07 March 2018
Mobile Wet Service
Web design lessons for children
Appointment Scheduler
FELIX TOURS